Идет загрузка...
Глоссарий Ссылки


посмотреть комментарии » (0)
Глава седьмая

Речь Стефана перед синедрионом: Избиение Стефана камнями.

Тогда спросил первосвященник: всё ли было так?
И отвечал ему Стефан: «Мужи и братья,
отцы, слова мои тотчас рассеют мрак.
Они в душе, и вы не можете не знать их:

В Месопотамии явился Аврааму –
отцу народа нашего, сам Бог
И патриарху повелел он прямо,
без колебаний, грусти и тревог,
покинуть дом с отцом в земле Халдейской,
идти в ту землю, что покажет Он.
В Харран был Авраам переселён,
и там обосновался по-житейски.
Шли дни его в заботах и трудах
и Бог переселил его сюда –

в ту землю, где сейчас и вы живёте.
Но в ней наследия ему не дал:
«И пяди здесь пока не обретёте»!
Потомству же его Бог обещал
отдать всю эту землю во владенье,
когда ещё бездетный Авраам
лишь только свой шатёр раскинул там,
преодолев сердечные сомненья.
И о потомках Бог сказал ему,
любимому пророку своему:

«Переселенцами твои потомки будут
в чужой земле четыре сотни лет.
Они в порабощении пребудут,
познав беду, какой не видел свет.
Но Я произведу суд над народом,
который будет их держать в плену
и приведу сюда, в сию страну,
где будут Мне служить они свободно.
И дал отцу в глуби несметных лет
великий обрезания завет.

Потом родился Иссак. И сына
на день восьмой обрезал Авраам.
У Исаака Иаков вырос там.
И от него на свет пришли мужчины –
Израильских двенадцать патриархов –
Иакова Израиля сынов.
Никто из них стерпеть был не готов
к Иосифу вниманья и подарков.
В Египет братья продали его
Но Бог раба не бросил своего.

От всех скорбей и мук его избавил
и мудростью великой наделил.
Он милость фараона заслужил,
и царь его начальником поставил
над всем Египтом и над царским домом.
И голод в их края пришёл тогда,
какого не знавали никогда.
Всегда в Египте хлеба было вдоволь.
Но в эти годы Бог дождей не дал.
И Ханаан от голода страдал.

Но мудростью Иосифа в Египте
на эти годы хлеб был сохранён.
Иаков повелел отцам: «Идите»!
Они пошли, и род их был спасён.
Но год прошёл, и снова пропитанья
им не найти на выжженной земле.
И снова, чтобы всем не умереть,
пошли отцы в Египет. При свиданье
открылся им Иосиф. Он сказал,
что Бог его не зря сюда послал.

Стал род его известен фараону.
И пригласил их царь к себе, в Гесем,
и предложил остаться насовсем
и жить в Египте на правах законных.
С Иосифом пришёл, покинув пашни,
весь род его – всех семь десятков душ.
Там жил до смерти сей великий муж.
За ним ушли отцы родные наши.
Их кости перенесены в Сихем,
во гроб, что куплен прежде насовсем.

Сам Авраам у сыновей Еморра
участок откупил за серебро.
С тех пор немало предков привело
под сень его от света и раздоров.
Народ в Египте рос и умножался
Ведь очень скоро наступает срок
когда святой обет исполнит Бог,
тот, о котором Моисею клялся.
И вот Египтом правит новый царь,
не знавший, что вершил Иосиф встарь.

Он ненавидел род наш, притесняя
дома отцов всей подлостью затей.
Велел он наших умертвлять детей,
всему народу гибели желая.
И Моисей в те времена родился.
Прекрасный перед Богом и людьми,
три месяца он дома жил в любви,
затем перед царевной появился.
Взят во дворец, воспитан ей, как сын,
обучен всем наукам и любим.

И в сорок лет душою возжелал он
сынов Израилевых посетить.
Решил своих он братьев навестить
Об их страданьях слышал он немало.
И вот увидел он, как обижает
Еврея Египтянин молодой.
А тот молчит – больной старик седой.
И Моисей обидчика сражает.
А труп его, чтоб кто-то не узнал,
в песке, от глаз подальше, закопал.

На следующий день он замечает,
Евреи в драке меж собой сошлись.
– Вы братья, что вам меж собой делить? –
Иосиф к миру их склонить желает.
Обидчик оттолкнул его сурово:
– Ты не начальник нам и не судья!
Не буду ли убит тобой и я?
Людей убийство для тебя не ново?
Как Египтянина вчера убил
и здесь в пустынном месте схоронил! –

А фараон узнал. Пылает гневом.
И Моисей был вынужден уйти.
В пустыню вышел он. Пять дней пути
и начал жизнь под Мадиамским небом.
Женился, пас овец, забыв причину,
что из Египта выгнала его.

Два сына тут родились от него.
Так сорок лет он прожил, не кручинясь.
Спокойной жизни наступил конец,
когда к Синаю он погнал овец.

Явился Моисею Ангел Божий
из пламени тернового куста.
Пылал куст, не сгорая, неспроста.
И был Господень глас, на гром похожий:
«Я Бог отцов твоих, Бог Авраама,
Бог Исаака, Иакова Я Бог»!
А Моисей и взгляд поднять не мог.
Господь сказал: Стой предо Мною прямо.
Лишь обувь с ног своих сними ты у куста.
Земля сия, где ты стоишь – свята!

Я вижу слёзы Моего народа.
И слышу Я стенание его.
С небес нисшёл Я лишь для одного:
избавить мирный Мой народ от гнёта.
И вот тебя в Египет посылаю»!
Спасти народ Господь послал тогда
отвергнутого в прежние года,
лишь одному спасенье доверяя.
Он вывел их, он чудеса творил,
он сорок лет в пустыне их учил.

Тот самый Моисей, Израилю сказавший:
«Пророка вам воздвигнет ваш Господь
ваш Бог из братьев ваших кровь и плоть,
как и меня во благо вам пославший.
Вы слушайте его беспрекословно.
Тот Моисей, что на Синай взошёл,
с которым Бог свою беседу вёл,
велел блюсти законы безусловно.
И нёс с горы их людям Моисей –
слова живые нёс в душе своей

Тот Моисей, которого в пустыне
ослушались отцы, что были с ним,
отринули его. К богам чужим,
Египетским они стремятся ныне.
И к Аарону грозно обратились:
«Создай для нас теперь других богов,
чтоб нас вели туда, где стол и кров.
А с Моисеем, видно, мы простились.
Никто не знает, что случилось с ним,
пророком и учителем седым»!

Из золота они тельца сваяли.
И жертву идолу большую принесли.
И пели перед ним и танцевали.
И поклонялись делу рук своих.
И отвратился Бог и удалился
от грешного народа Своего.
В те злые дни оставил Бог его,
чтоб воинству небес он поклонился.
Об этом миру семь веков подряд
святых пророков книги говорят:

«О, Дом Израилев! За сорок лет в пустыне
вы жертвы приносили Мне хоть раз?
Звезда Ремфана - божество для вас!
И Молохова скиния в долине
той вами создана для поклоненья.
Я за измены эти, этот грех
за Вавилон переселю вас всех.
Познаете и боль и униженье»!»
Но скинию свидетельства они
носили по пустыне во все дни.

Как повелел им Говоривший Моисею,
по образцу, что видел Моисей,
создать её в кругу своих людей.
И вид её пророк в душе лелеял.
И скинию ту с Иисусом вместе
ко дням царя Давида донесли
до сей, обетованной вам земли.
И он молился в ней на новом месте,
чтоб завершились скинии пути,
чтоб дом для Бога Иакова найти.

Царь Соломон для Бога дом построил.
Но в рукотворных храмах не живёт
Всевышний, в нём покой не обретёт,
и место пребыванья не устроит.
И так о сём звучат слова пророка:
«Престол Мой небо – весь небесный свод!
Земля для ног Моих подножье и оплот.
Какое место можете для Бога
построить вы, где Я б обрёл покой,
когда Я мир создал своей рукой»?

Вы с необрезанными сердцем и ушами,
жестоковыйные противитесь всегда
Святому Духу. В прежние года
отцы пророков голоса лишали.
Они, приход Мессии предсказавших,
поубивали. Вы же Самого
убили, к нам сошедшего Его,
в деяниях Его не разобравшись.

И вами ныне Праведник убит.
И кровь Его теперь на вас лежит.

Вы те, что на Синае получили
при Ангельском служении закон.
И вами всенародно принят он.
Но вы, приняв, его не сохранили.
Пришедшего Мессию не признали,
не поняли учение Его,
дела среди народа Своего.
Схватили, осудили и распяли.
Притворно защищаете закон,
но всю неправду с неба видит Он»!

И слушая сие, они рвались сердцами.
Душил их гнев, стучала кровь в висках,
а души охватил неясный страх.
И скрежетали на него зубами.

Исполнен был Стефан Святого Духа
Он глянул в небеса и видит там
Сиянье Божьей славы. Справа Сам
Иисус Христос – спасения порука.
Стефан промолвил: «Вижу небеса я,
открытые до тайной глубины.
Во славе Бог и Сын Его видны
Сияние от края и до края.
Сын Человеческий и Бог Отец –
могущества и мудрости венец»!

И завопили все и закричали,
стараясь заглушить его слова.
От слов Стефана пухла голова.
Чтоб их не слышать, уши затыкали.
И бросились немедля на Стефана,
и вывели за город всей гурьбой,
толкая и пиная пред собой,
чтоб поскорее до смерти изранить.
Побить его камнями решено –
исполнить, что задумано давно.
Свидетели свои одежды сняли.
Они ударить первыми должны,
и руки им свободные нужны,
и симпы Савлу на храненье сдали.
Вошёл в их души ярости угар.
И поднят камень. И глухой удар.
И пал Стефан со стоном на колени.
– О, Господи Иисусе – он молил, –
Прими мой дух! – И Бога он просил:
– Им не вмени греха их преступлений»!
Потом затих, совсем лишился сил,
вздохнул, к земле склонился и почил.
Вместо прямого ответа на вопрос первосвященника Стефан произнес длинную речь, которая в конце концов опровергает обвинение и переносит его на самих обвинителей.
За грех идолопоклонства Бог предает народ тягчайшему идолопоклонству, по закону наказания греха через больший грех
Выражение пророка от Лица Божия, что евреи не приносили Богу жертв за все время странствования по пустыне противоречит показаниям Пятокнижия, где говорится не раз о жертвах, приносимых евреями в пустыне. Очевидно, пророк допускает в данном месте усиление речи, свойственное при сильных обличениях, допускающее забывать или умолчать о жертвах Богу истинному, которые как бы теряли свое значение при допущении служения идолам.
"Звезда Ремфана", т. е. изображение Сатурна в виде звезды, соответственно внешнему виду этой обоготворенной планеты.
Выражение не означает того, что Бог не обитает в рукотворенных храмах (как и в храме Соломоновом), а значит только, что Он не ограничивается каким-либо храмом или храмами, и эти храмы не суть вполне соответственное и исключительное Его жилище, к которому бы Он исключительно был привязан Своим присутствием и откровениями. Это подтверждается далее приведением (почти буквально по переводу LXX) соответствующих слов пророка Исаии (LXVI:1-2). Как Творец неба и земли, Господь не нуждается в устроении рук человеческих для покоя и селения Своего. Этим пророческим изречением Стефан разбивает заблуждение отживающего иудейства, будто храм Иерусалимский есть необходимое и единственное место истинного Богопочитания, и подобно Спасителю старается поднять слушателей до истинного понятия о Богопочитании духом и истиною. Этим, собственно, и кончается защитительная часть речи Стефана.
что, даже и при телесном обрезании, приравнивало иудеев к язычникам, усвояя им понятие недостаточной чистоты и достоинства пред Богом, - упрек, особенно чувствительный для гордости и тщеславия иудеев.
Так блестяще закончился ответ Стефана своим судьям и обвинителям. "Они, притворно защищая закон, говорили: он говорил хульные слова на Моисея, а он показывает, что они сами еще более произносят хулу не только на Моисея, но и на Бога, и что они издревле так поступают; что они сами нарушили обычаи, в которых уже нет нужды; что они, обвиняя и называя его противящимся Моисею, сами противились Духу, и не просто, но с совершением убийства, и что издревле они враждовали против Бога..
Замечательно здесь наименование Господа Иисуса Сыном Человеческим. Наименование это так любил употреблять о Себе Сам Господь, и однако - апостолы нигде более не именуют Его так - ни в Евангелиях, ни в Деяниях, ни в посланиях. Употребление в данном месте этого наименования Стефаном объясняется, по мнению толкователей, тем, что в эту минуту духовному взору его предносилось подобное же видение пророка Даниила, который видел также подобного Сыну Человеческому (Дан VII:13)
Свидетели преступления, подлежащего смертной казни через побиение камнями, должны были, по закону, первые бросить камни, а потом уже за ними все общество. Для удобства здесь эти свидетели снимают свои верхние широкие одежды - симпы, положив их у ног Савла, будущего великого Павла, тогда одобрявшего убиение Первомученика и принимавшего деятельное участие в последовавшем затем погроме христиан.
Побиваемый камнями, произнеся две трогательных молитвы - одну о себе, другую об убийцах. Первомученик почил, как выражается Дееписатель, представляя его смерть успением сна и покоя.

посмотреть комментарии » (0)
Количество просмотров: 175

Автор проекта: Ирина Филатова
Главный редактор: Элла Тахтерина