Идет загрузка...
Глоссарий Ссылки


посмотреть комментарии » (0)
Иисус Навин, гл.2

Иисус Навин посылает двух соглядатаев в Иерихон: Раав блудница скрыла их и, узнав о робости жителей, спустила соглядатаев за городскую стену.

А Иисус, сын Навин ранним утром
послал в Иерихон
двоих мужей, в делах военных мудрых.
Им поручил там всё разведать он.
Они пошли. Вплавь одолели реку,
к полудню оказались у ворот
и с караваном миновали вход –
два неприметных, бедных человека.
Успешен их проход.

Весь день они бродили по базару,
осматривали стены и дворец.
Вели беседы с молодым и старым.
И многое узнали под конец.
А к ночи оказались у блудницы.
И звали эту женщину Раав.
Разведчики за жаркий день устав,
решили у неё остановиться,
про дом её прознав.

Но дали знать царю Иерихона,
что в город к ним пришли
и целый день бродили незаконно,
осматривая крепости земли,
какие-то неведомые люди –
Израильтяне, что скорей всего.
О них никто не знает ничего
И будет так, как царь сейчас рассудит,
по разуму его.

И царь тогда велел сказать блуднице,
чтоб выдала двоих,
что в городе посмели появиться,
опасные в стремлениях своих:
«Они пришли, чтоб высмотреть всю землю.
Немедля захватить мы их должны.
Предвестники они большой войны».
Но только тем словам Раав не внемлет.
Ей свыше откровения даны.

И скрыла соглядатаев на кровле
разумная жена.
В снопы их схоронила, что там сохли,
нарезанного ей на поле льна.
А стражникам сказала: «Приходили
два мужа, погостили у меня,
затем ушли, ещё при свете дня
Совсем недолго здесь они пробыли.
Ушли, судьбу кляня,

что отдыха им нет и вновь дорога
их дальняя зовёт.
Какая-то их мучила тревога.
А свечерело, вышли из ворот.
Гонитесь же за ними поскорее.
Возможно их в пути догнать вполне.
Они ещё на нашей стороне.
До Иордана их схватить успеют.
Не скроются во тьме».

И стражники помчались к Иордану,
из города долой!
Ворота затворили и охрану
удвоили вечернею порой.
Раав взошла к разведчикам той ночью.
Сказала им: «Я ведаю, что вам
Господь отдал всю землю и не нам
сберечь её, прославить и упрочить.
Царят здесь страх и срам.

Мы слышали, Чермного моря воды
Бог иссушил когда,
из рабства выводил вас на свободу.
Мы знаем: вы крушили города
царя Сигона вместе с грозным Огом.
Двух Аморрейских низвергли царей
за Иорданом верою своей.
Ведомы вы могучим, грозным Богом –
И нет Его сильней!

Лишь только мы услышали об этом,
тотчас угас наш дух.
От ужаса невзвидели мы света,
военный пыл в сердцах у нас потух.
Господь, ваш Бог, единый Бог на небе.
Он правит в небесах и на земле,
Он видит всех и всё в кромешной мгле,
Ему любой подвластен, кто б он не был,
Он миру быть велел.

Итак, мне поклянитесь сделать милость
вы Господом своим.
От вас беда сегодня отвратилась,
намеренным деянием моим.
И вы клянитесь, что мои родные:
отец и мать, семья сестёр моих,
и семьи наших братьев дорогих –
моя родня, все души их простые,
останутся в живых.

Мне дайте верный знак о клятве вашей,
я ж выполню моё».
Они сказали: «Здесь дороги наши
скрестил Господь в предвиденье своём.
Пусть души наши вместо вас погибнут,
когда вы не откроете сих дел.
И наша милость – славный ваш удел,
в тот час, когда Господь подвигнет
свершить, что Он хотел

и предаст Он нам в наследье землю».
Тогда, открыв окно,
Раав сказала: «Клятве вашей внемлю.
Спастись вам лишь отсюда суждено».
А дом её к стене той был пристроен,
что окружала весь Иерихон.
Имел в стене одно окошко он.
О нём не знали ни купец, ни воин.
«Когда охватит сон

весь город наш, когда замрёт он тихо –
Раав сказала им, –
вы по верёвке вниз скользнёте лихо
и в ночь уйдёте по делам своим.
Но не к реке идите, а на гору.
Три полных дня пробудете не ней,
таясь там и скрываясь от людей.
А те, кто ищет вас вернуться в город
в чреде бегущих дней.

И лишь тогда своим путём идите.
когда пройдут три дня.
Тогда к своим безбедно возвратитесь
И добрым словом вспомните меня».
На то ответ получен неизменный:
«Свою мы клятву дали от души.
А ты в окошке этом повяжи
червлёную верёвку – знак священный. 1
Ей кров свой укажи.

Возьми к себе отца и мать родную,
и братьев и сестёр.
Чтоб были у тебя и, не рискуя,
запри ворота дома на запор.
Кто выйдет из дверей, твой дом покинет,
того и кровь на голове его.
Но, кто с тобою будет, кровь того
на наши головы рекою хлынет.
В ответе за него

мы оба, если чья рука коснётся
любого, кто с тобой.
Но кровью вашей дело обернётся,
когда изменишь клятве ты святой».
Раав сказала: «Так оно да будет
по вашим, ныне сказанным словам.
Счастливого пути желаю вам».
И от неё ушли в окно те люди.
И вот она одна.

Раав взяла червлёную верёвку.
Как кровь она красна.
И привязала бережно и ловко
к окну, чтоб хорошо была видна.
А соглядатаи ушли на гору,
Три дня скрывались там от глаз людских,
покуда у реки искали их.
И стражники ни с чем вернулись в город
не отыскав двоих.

На день четвёртый, пробудившись рано
в пещере на горе,
сошли израильтяне к Иордану
и перешли на утренней заре.
И к Иисусу Навину явились.
Всё рассказали про Иерихон,
как угнетён, и как растерян он,
и обо всём, что с ними там случилось,
что город обречён.

«Господь всю эту землю в наши руки
передал навсегда.
Иерихонский царь, народ и слуги
не устоят пред нами никогда, –
сказали Иисусу два посланца,
два соглядатая, вернувшись в стан, –
Мы верим: этот край нам Богом дан.
Бессильны перед нами ханаанцы.
Зовёт нас Иордан.
************************
Примечание:
1.Под верным знаком, или, буквально с еврейского «знаком истины», разумеется предмет, удостоверяющий в исполнении клятвы. Таким предметом и послужила указанная в ст. 18 червленая вервь. Фактически эти люди сказали женщине: \"Оставайся под защитой алой веревки, и ты будешь спасена. Причем не только ты, но и вся твоя семья - все те, кого ты приведешь в свой дом. Но если кто-нибудь их них выйдет из-под защиты алой веревки, он будет уничтожен\".
Эти израильтяне знали историю Пасхи. Они знали, что некогда их предки, будучи в Египте, защитили себя кровью агнца, покрыв ею косяки дверей в своих домах. И когда женщина, спасшая их от гибели, попросила защиты, они сказали ей: \"Встань под алую веревку (кровь) и оставайся там\".



посмотреть комментарии » (0)
Количество просмотров: 1676

Автор проекта: Ирина Филатова
Главный редактор: Элла Тахтерина