Авторизация
Идет загрузка...
Глоссарий Ссылки


посмотреть комментарии » (0)
Четвёртая книга Царств, глава 5

Неман, военачальник Сирийский, осведомлённый Израильской девочкой, что пророк в Израиле может исцелить от проказы, отправляется с письмом к царю Израильскому, который, по совету Елисея, отправляет Немана к нему; Неман разгневался на Елисея за его указание, но затем окунулся семь раз в Иордан и был вполне Исцелён; Елисей не принял даров Немана; Его слуга Гиезий тайно попросил отдать их ему и поражён проказой Немана.

Был у царя Сирийского вельможа –
военачальник грозный Нееман.
И ростом и лицом он муж пригожий.
Ему талант военный Богом дан.
Но никогда никем не побеждённый,
ни дня он счастья, радости не знал.
Годами жил проказой пораженный
и от неё мучительно страдал.
Никто не знал, как воину помочь,
не знал, как злую немочь превозмочь.1

И вот однажды, вышли Сирияне
к границе у Израильской земли.
И там они весенним утром ранним
десяток пленных захватить смогли.
И маленькую девочку угнали.
Жила она в плену, как в страшном сне,
покуда, наконец, её отдали
в прислуги Неемановой жене.
А там её никто не обижал.
И видела, как Нееман страдал.

Рабыня госпоже своей сказала:
«О, если б господин мой побывал
в Самарии, я прежде там живала,
пророк бы наш с него проказу снял»!
А Нееман передал господину –
Сирийскому царю её рассказ.
И царь Сирийский, в добрую годину,
решенье принял и отдал приказ:
«Пусть Нееман в Самарию идёт
быть может, излечение найдёт»!

И написал письмо царю в Израиль,
чтоб царь с его слуги проказу снял.
И тотчас же письмо с гонцом отправил,
А Нееман с собой в Израиль взял
и серебро и золото, одежды –
из драгоценных, десять перемен,
и вышел в путь с последнею надеждой
что вылечит пророк его взамен.
Шесть тысяч сиклей золота при нём,
и серебро – оплата за приём.

Царь Иорам в Самарии в то время
письмо от Венадада получил.
И в ужасе словам письма он внемлет:
он понял, что войной ему грозил
Сирийский царь: «Теперь вы все смотрите –
предлог он ищет враждовать со мной!
Ведь я не Бог, не ангел, не целитель!
Не исцелю, а он пойдёт войной»!
И разодрал одежды Иорам.
В душе и голове его туман.2

Как только Елисей узнал об этом,
послал слугу, чтоб тот царю сказал:
«Зачем одежды рвать, спешить с ответом?
Уж лучше б ты ко мне его прислал.
Пусть Нееман, придя ко мне узнает,
что есть у нас, в Израиле, пророк.
Пусть на себе, несчастный, испытает
как всемогущ и милостив наш Бог»!
И к Елисею прибыл Нееман,
надеясь, что не ждёт его обман.

На колеснице он подъехал к дому,
где обитал раб Божий Елисей.
Дары привёз пророку он седому
ко входу в дом со свитою своей.
Пророк тотчас же дал слуге заданье,
чтоб вышел к Нееману и сказал:
«Семь раз омой всё тело в Иордане
и станешь чист и гладок, как мечтал»!
Но очень был разгневан Нееман:
«Зачем мне этот грязный Иордан?

Не лучше ли Фарфар наш и Азана,
что окружают мой Дамаск родной?
Я мог омыться в них, и очень странно,
что сей пророк так горд и груб со мной.
Я думал, что он выйдет и возложит,
с призывом к Богу, руки на меня,
на место, что проказа злая гложет,
и снимет всё, болезнь мою кляня!
А он через слугу, сам верно пьян,
велит идти купаться в Иордан»!

И в гневе от пророка удалился.
Но приступили тут рабы его.
И говорят: «Ведь ты бы согласился,
когда б пророк от Бога своего
тебе бы нечто важное промолвил?
Ты выполнил бы всё, что повелел?
Так почему же ныне ты исполнить
простое дело вдруг не захотел?
Ведь он сказал: омойся – будешь чист,
как по весне зелёный, свежий лист»!

И он пошёл со слугами своими.
Семь раз он окунулся в Иордан.
По воле Божьей водами речными
очистился Сириец Нееман.
И обновилась суть его и кожа,
и стал он чист, как малое дитя.
Как юноша он снова стал пригожим,
на берег, из реки святой взойдя.
И Господа он возблагодарил,
и к человеку Божью поспешил.

Со всею свитой он у Елисея.
«Теперь узнал я, – он ему сказал,
на всей земле лишь только у Евреев
есть Бог, который этот мир создал!
Итак, прими мои дары, целитель!
Твой раб тебе принёс их от души!
Укрась, обогати свою обитель,
сирийские одежды хороши»
«Но, жив Господь, которому служу
Господь, перед Которым я хожу!

Дары твои, Сириец, не приму я»!
А Нееман просил и принуждал.
Но в дом ушёл пророк, его минуя,
и ни полсикля в дар себе не взял.
И крикнул Нееман вослед пророку:
«Тогда пускай насыпят мне земли,
чтоб пара лошаков и без дороги
её ко мне в Дамаск свезти смогли.
На ней устрою жертвенник я там
и впредь не вознесу другим богам

на нём ни всесожжения, ни жертвы!
Лишь Господу, лишь Богу твоему –
дела его великие бессмертны,
служить я верно стану одному.
Но есть одно, о чём прощенья просит
у Господа твой недостойный раб:
Мой господин в дом Риммона приносит
свои поклоны. Немощен и слаб.
мой господин. И на руку мою
он обопрётся. Я ведь с ним стою

и Риммону с ним должен поклоняться.
И пусть тогда Господь простит раба.
С царём Сирийским должен я являться.
Натура человечья так слаба»! 3
«Иди же с миром, – так пророк ответил.
И он пошёл здоровый и живой.
И радуясь, тому, что жив на свете,
отправился в Дамаск, к себе домой.
Слуга пророка здесь при этом был.
Он Неемана взглядом проводил:

И так промолвил сам себе Гиезий:
«Вот господин мой отказался взять
у Неемана дар его чудесный!
Но жив Господь, спешу его догнать!
Хоть чем-нибудь пусть за добро ответит,
и вслед за колесницей побежал.
А Нееман, бегущего приметив,
сошёл к нему на землю и сказал:
«Ты с миром ли бежишь за мною вслед»?
«Да, с миром, господин мой, – был ответ, –

То Божий человек послал вдогонку
сказать тебе: к нему пришли сейчас
сыны пророческие с делом тонким –
он их наставить должен в этот раз.
Две перемены им нужны одежды
и серебра один талант им дай.
Большие возлагает он надежды
на сих учеников, ты это знай»!
«Да, что талант! Возьми, пожалуй, два! –
ответил Нееман на те слова.

И в два мешка он завязал одежды
и серебро туда же поместил.
Их два его слуги дорогой прежней
в Самарию к пророку понесли.
А у холма из рук их взял Гиезий
мешки с добром и отпустил людей.
И хоть мешки сии немало весят,
их дотащил до хижины своей.
И спрятал там добытое добро –
одежды для вельмож и серебро.

А Елисей спросил, когда явился
его слуга и снова встал пред ним:
«Где был ты, и откуда воротился?
Что зорким взглядом высмотрел своим»?
«Твой раб был дома утренней порою
и днём он никуда не выходил».
«Но разве сердцем не был я с тобою,
когда ты с человеком говорил,
сошедшим с колесницы боевой,
что на дороге встретился с тобой? 4

Но время ли брать серебро, одежды,
масличные деревья и поля,
рабов и скот подателям надежды –
Господним верным слугам, для себя?
Пускай пророки разных богов ложных
берут за лжеучение своё.
Корысть несовместима, невозможна –
при службе Господу нет места для неё!
Проказа Неманова навек
придёт к тебе, бесчестный человек»!

И лишь закончил речь свою, как сразу
слугу постигла лютая беда.
Белее снега стал он от проказы,
весь род его сразившей навсегда…
*******************************
1.Нееман был главнокомандующим армии Венадада II (860-841 г. до Р. Х.) В глазах сирийцев он был великим и уважаемым человеком, потому что под его руководством Господь дал им одержать победу или победы (раввинская традиция отождествляла Неемана с воином, который смертельно ранил израильского царя Ахава - 3-Цар. 22:3, 4). Но Нееман страдал проказой. (Современные ученые склоняются к мысли, что так называлась не та проказа, которая известна сегодня. Тем не менее, это была ужасная кожная болезнь, причинявшая тяжелые страдания и постепенно разрушавшая организм. Исцеления от нее не было.)
2.Нееман полагал, что Иорам попросту прикажет пророку, и что он очистит его (напомним, что для язычников всякое чудо было актом волшебства). С собой, как полагалось при посещении важного лица, сирийский военачальник взял дорогие подарки: примерно 350 кг. серебра, более 65 кг. золота и десять перемен одежд. Письмо его господина-царя царю израильскому было составлено в приказном тоне: он требовал, чтобы Иорам снял с Неемана проказу его (видимо, в то время сирийский царь чувствовал себя сильнее Иорама, чем и объясняется тон его письма).
3.Чуткий совестью Нееман предвидит неизбежное испытание для его веры: обязанность, по должности военачальника, сопутствовать царю при богослужении в честь Риммона; Риммон (евр. риммон - гранатовое яблоко), вероятно, тождествен с Ассирийским богом грозы Рамманом; еврейское название (подтверждаемое данными Телкоамарских клинописей) может обозначать идею солнца, плодородия (гранатовое яблоко - символ того и другого); Нееман просит, чтобы, по молитвам пророка, Иегова простил ему предстоящее вынужденное преклонение пред идолом, говорит как бы так: \"мне необходимо входить с царем, когда захочет он поклоняться лжеименному богу. Но, входя с ним, буду поклоняться Богу Истинному, умоляя Его о прощении в том, что по царскому требованию принужден входить в храм лжеименного бога\" (блаж. Феодорит, вопр. 19).
4.Вскоре Гиезий возвратился к Елисею, не предполагая, что Бог открыл его господину, куда и зачем он ходил. В ответ на его вопрос он одну ложь попытался покрыть другою. И тогда Елисей сказал ему, что сердцем (духом) своим был там же, где был он, и знает все, что он сделал.

посмотреть комментарии » (0)
Количество просмотров: 437
Ваш комментарий:
Имя
E-mail:

Автор проекта: Ирина Филатова
Главный редактор: Элла Тахтерина