Идет загрузка...
Глоссарий Ссылки


посмотреть комментарии » (0)
Третья Книга Царств Глава двадцатая

Венадад, царь Сирийский, ищет придирки к Ахаву; осаждает Самарию; Пророк объявляет, что полчище Сирийское будет предано в руки Ахава, что и сбылось; Предупреждённый о втором нашествии Сирийцев, Ахав снова поражает их; Убегающий Венадад унизился перед Ахавом и пощажён им; Пророк объявляет гнев Божий и грядущее наказание.

Царь Венадад Сирийский войско взял большое
и на Самарию пошёл войной.1
С ним тридцать два царя, что падки на чужое,
к Самарии прихлынули волной.
Там море пеших, мулы, кони, колесницы.
Нагорный город ими окружён.
Сквозь окружение ни выйти, ни пробиться –
надёжно и надолго осаждён.
К Ахаву Венадад послов заслал,
послание такое передал:

«Так говорит царь Венадад Второй Сирийский:
всё серебро и золото твоё,
твои все жёны, сыновья, из самых близких,
твой скот, твои богатства – всё моё»!
И царь Израиля Ахав, войска увидев,
которые в предгории стоят,
угрозу оценил, с горы он трезво видит,
какие силы гибелью грозят.
«Да будет, как сказал ты, господин, –
ответил он, – Владыка ты один!

Здесь всё моё – твоё! Иди и властвуй вольно.
Ты господин мой царь. Бери, владей»!
Но Венадад таким ответом недовольный,
в Самарию опять послал людей.
Послы сказали: «Царь Сирийский завтра утром
пришлёт к тебе сюда рабов своих,
чтоб царский дом твой осмотрели многолюдный
и все дома богатых слуг твоих
и унесли с собой на этот раз
всё то, что дорого для ваших глаз».

И царь Израильский созвал земли старейшин.
и так сказал им: «В первый раз, когда
моё богатство и детей моих, и женщин
потребовал он, я сказал тогда:
бери моё, но не врывайся в этот город.
Но снова зло замыслил лютый враг.
Желает растоптать вконец он нашу гордость»!
Старейшины в ответ: «Не делай так!
И весь народ старейшин поддержал.
Тогда Ахав посланникам сказал:

«Вы господину моему царю скажите:
всё то, за чем он в первый раз прислал,
могу я сделать, но сейчас ни с чем идите –
не выполню, что царь мой пожелал».
Ушли послы с таким ответом к Венададу.
И он тогда Ахаву пригрозил:
«Пусть то и то мне боги сделают когда-то,
и больше сделают, но хватит сил
твой город сжечь, и праха будет маловато
по горсти всем, кто город осадил»!
И царь Израильский послал ответ:
«Народ наш перенёс немало бед!

Но пусть не хвалится, кто пояс надевает,
как тот, кто с боя возвратясь домой,
с мечом победным бережно снимает,
видавший битвы, крепкий пояс свой»!
Услышав это, Венадад, он пил с царями
в палатках в ожидании послов,
воскликнул в ярости: «Как говорит он с нами»?!
И тут же приказал, без лишних слов:
«Самарию немедля осадить,
под корень всё живое сокрушить»!

В то время подошёл один пророк к Ахаву.
Пророк сказал: «Так говорит Господь:
ты видишь войско под горой – людскую лаву?
И души их предам тебе, и плоть!
Чтоб знал ты – Я Господь. И вот тебе даю Я
врагов твоих, чтоб ты их поразил»!
«Но чьей рукой их перебьёт Господь воюя? –
Ахав пророка старого спросил.
«Оруженосцы всех вельмож твоих, –
сказал Господь, – в бою погубят их»!

И счёл Ахав всех молодых оруженосцев
у областных начальников своих.
Их двести тридцать два. Найти их было просто.
От боя не бежал никто из них.
Затем он счёл сынов Израиля. Примерно
семь тысяч их в Самарии живёт.
Ахав спросил: «А кто начнёт сраженье первым
Пророк ответил: «Первый твой черёд»!
И ровно в полдень выступил на бой
Израильтян, ведомый Богом, строй.

Полуденное солнце раскалило горы,
на небе ярым пламенем горя.
А пьяный Венадад в шатре своём просторном
и пьяные с ним тридцать два царя –
его клевреты, спят, раскинувшись беспечно,
разморенные солнцем и вином.
И тут к царю в шатёр гонец пришёл поспешно,
и Венададу доложил о том,
что вышел из Самарии отряд,
что вниз они идут за рядом ряд.

И Венадад сказал: «За миром ли, с войною
они идут, схватите их живьём!
Им верно суждено богами и судьбою
окончить дни свои в плену моём»!
И шли на бой оруженосцы молодые,
за ними войско всех Израильтян.
И отроки врага разили удалые,
и побежали толпы Сириян.
Царь Венадад едва ушёл от них
на колеснице всадников своих.

И вышел царь Израильский на поле боя.
Он взял и колесницы и коней.
И поражение он произвёл большое
у Сириян, и гнал их много дней.
И снова подошёл пророк к царю Ахаву.
Сказал ему: «Пойди и укрепись.
Сейчас снискал ты с Богом воинскую славу,
но ровно год пройдёт, тогда - держись!
Опять сюда придёт Сирийский царь
с огромным войском, как бывало встарь»

Сирийскому царю его сказали слуги:
«Они нас одолели в прошлый раз
лишь потому, что им в горах, по верным слухам,
их горный Бог помог осилить нас.
Но, если мы сразимся с ними на равнине,
то верно перебьём Израильтян.
Итак, перед войной такое сделай ныне –
упрочь и обнови военный стан.
Царей союзных с мест их удали,
держи их от войны своей вдали.

Ведь областеначальники твои умелы.
На место чуждых Сирии царей,
поставь своих решительных и смелых
начальников Сирийских областей.
И войска набери себе за зиму столько,
сколь пало у тебя сейчас в бою.
Коней и колесниц ты подготовь довольно –
не меньше, чем сейчас имел в строю.
И на равнине вступим с ними в бой.
Тогда победа будет за тобой»!

И Венадад второй послушался совета
прислужников своих и сделал всё.
Собрал он Сириян и вот, к началу лета
к Афеку с войском на войну пошёл.
Сыны Израилевы выступили тоже,
взяв продовольствие, навстречу им.
На склоне гор два светлых стана их похожи
на козье стадо обликом своим.
А на равнине развернуло стан
бесчисленное войско Сириян.2

И снова Божий человек пришёл к Ахаву.
Пророк сказал: «Так говорит Господь:
ты видишь войско Сириян – людскую лаву?
И души их предам тебе, и плоть
за то, что обо Мне сказать они посмели:
«Господь – Бог гор, но Он не Бог долин»,
тебе Я их предам, чтоб вы уразумели,
что Я Господь, что Сущий Я один»!
Семь дней стояли против стана стан –
войска Сирийцев и Израильтян.

На день седьмой, лишь только солнце в небе встало,
Израильтяне поднялись на бой.
Хотя сынов Израилевых было мало,
они сражались, как никто другой.
Сто тысяч пеших Сириян они убили.
Оставшиеся ринулись в Афек.
Но там под рухнувшую стену угодили.
Погибло много тысяч человек.
И в городе укрылся Венадад.
Теперь ему отрезан путь назад.

И слуги Венададовы царю сказали:
«Мы слышали о милости царей
Израилева дома. Ведь они прощали
немало навредивших им людей.
Позволь ты нам на чресла возложить вретища,
на головы верёвки и пойти
к царю Израильскому в виде скорбных нищих,
молить его, чтоб жизнь твою спасти.
И, может быть, их царь тебя простит
и жизнь твою не тронет, пощадит»!?

И с тем они пошли, одевшись во вретище
с верёвками вины на головах.
Придя к Ахаву в царское его жилище,
преодолев и ненависть, и страх,
сказали: «Раб твой Венадад к тебе взывает
и просит: «Пощади ты жизнь мою»!
Ахав спросил: «Что брат мой жив? Не умирает?
Ведь был у самой смерти на краю»!
И слово «брат», им сказанное так,
послы приняли за хороший знак.

«Да, брат твой Венадад, он жив, – они сказали.
«Его ко мне ведите поскорей, –
сказал Ахав. И вот пред ним он, в тронном зале.
Они беседой заняты своей.

И Венадад тогда при всех сказал Ахаву:
«Я возвращу тебе все города,
что мой отец у твоего отца бесправно
забрал когда-то, в прошлые года.
И можешь ты в Дамаске площади свободно
иметь, как мой отец у вас имел».
И договор, двум сторонам весьма угодный,
Ахав с Сирийцем заключить успел.
И отпустил его, не стал держать,
чтоб людям благородство показать.3

И сын пророческий тогда сказал другому:
«По слову Господа избей меня»!
Но тот не стал. Сказал: «Ведь мы давно знакомы,
зачем тебя мне бить средь бела дня»?
«За то, что ты не слушаешь Господня гласа,
убитым будешь. Лев тебя порвёт, –
ответил первый сын пророческий. И сразу,
лишь вышел в горы, видит лев идёт.
Не выполнил он, что велел Господь.
И горный лев его терзает плоть.

А сын пророческий тогда нашёл иного:
«По слову Господа избей меня»!
И тот ему в ответ не молвил против слова –
избил его: «Сам на себя пеняй»!
И сын пророческий пошёл тогда избитый.
Прикрыв лицо, он встал перед царём,
когда царь проезжал дорогою со свитой,
и закричал: «Послушай о своём!
Остановился царь и слушать стал.
А человек тогда царю сказал:

«Совсем недавно я – твой раб, ходил в сраженье.
И был ко мне подведен человек,
и велено стеречь его в расположенье:
«Исчезнет – не расплатишься вовек!
Своей душой за душу беглеца ответишь,
или талант отвесишь серебра»!
Я занялся своим, и ночью не заметил,
как он ушёл от нашего костра».
И царь сказал: «Вот приговор тебе
назвал ты сам. Иди к своей судьбе»!

Тут Божий человек своё снял покрывало
и видит царь – пред ним пророк стоит.
«Так говорит Господь, – тогда царю сказал он, –
За то, что отпустил из рук своих
ты человека, Мной заклятого, на волю,
ответишь за него своей душой,
И не его народ постигнет злая доля,
а твой, позорно преданный тобой». 4
И с этим царь отправился домой,
встревоженный, разбитый и больной.
**********************************
1.Речь здесь идет именно о Венададе II, очевидно, сыне Венадада I, которого в свое время подкупил иудейский царь Аса, чтобы он напал на израильского царя Ваасу.
2.Согласно тому, как открыл это Ахаву пророк , следующей весной (856 г до Р. X.) Венадад собрал новое войско и пришел с ним к Афеку (это название, означающее «крепость», носили в Израиле несколько городов). В данном случае речь может идти о городе, располагавшемся на плато восточнее Геннисаретского озера, где-то между Самарией и Дамаском. Итак, на этот раз битве предстояло разыграться на равнине. Ахав вывел израильтян навстречу им. Но, по сравнению с полчищами сирийцев, израильское войско было подобно «двум небольшим стадам коз». Вероятно, Ахав преследовал какую-то стратегическую цель, разбив свою армию на две группы.
3.Венадад I взял у отца Ахава (если речь идет о городах, взятых сирийцами у израильтян при Амврии, то среди них мог быть и Рамоф Галаадский; однако под «отцом» здесь мог подразумеваться и один из предшественников Ахава на израильском троне, а именно Вааса. В дополнение Венадад предложил Ахаву те же привилегии, которые отец Венадада имел в Самарии, а именно выделить еврейским купцам особые площади... в Дамаске для ведения торговых операций. Два царя договорились о заключении договора, после чего Ахав отпустил Венадада с миром.
Три года спустя (853 г. до Р. X.) Ахав и Венадад отразили в Каркаре на р. Оронт (в Сирии) нападение общего своего врага – ассирийского царя Салманассара III (859-824 гг. до Р, X.). Со стороны Ахава участвовали в этом сражении 10 тысяч воинов и 2 тысячи колесниц. И хотя в Библии об этом сражении ничего не говорится, сохранилась запись о нем, сделанная самим Салманассаром, которую можно увидеть в Британском музее.
4.Смысл и цель употребленного им символического действия (принятие на себя ран.) и символической же речи его к Ахаву аналогичны известному обличению Давида пророком Нафаном: в обоих случаях пророки употребляют символы и притчи, чтобы слышащие слова сии, не зная, что произносят приговор сами себе, судили справедливо. Символическое действие и приточная речь раскрываются пророком,: Ахав отпустил на свободу Венадада, подпавшего Божиему заклятию ("херем"), не воспользовался победой для того, чтобы навсегда ослабить и обезвредить для Израиля Сирию; этим он решил гибель не свою только, но и всего Израиля.

посмотреть комментарии » (0)
Количество просмотров: 435

Автор проекта: Ирина Филатова
Главный редактор: Элла Тахтерина