Идет загрузка...
Глоссарий Ссылки


посмотреть комментарии » (0)
Первая Книга Царств, глава двадцать первая

Священник Ахимелех помогает Давиду и его людям, отдав им хлебы предложения, а также, меч Голиафа; Давид убежал к царю Гефскому, но спасся, притворившись безумным.

И вот пришёл Давид к Ахимелеху -
священнику, что в Номве 1 жил тогда.
Здесь, в городе священном, без помехи,
и кров, и хлеб невинным был всегда.
Ахимелех при встрече удивился:
«Зачем один сюда ты завернул»?
Давида он увидел и смутился:
ведь знал - его преследует Саул.
«И почему один ты здесь, сын мой?
Людей твоих не вижу я с тобой»?

Давид сказал: «Дал царь мне порученье,
велел он, чтоб о том никто не знал.
А по сему людей моих явленья
здесь в городе святом, я не желал.
Но нет у нас с собой хлебов и пищи.
Итак, что под рукой, мне дай для них.
Все очень голодны, неси, что сыщешь.
В известном месте я оставил их.
Чтоб бодрость возвратить и дух поднять,
достаточно хлебов хотя бы пять».

Сказал священник: «Хлеба нет простого
Один лишь хлеб священный на столе.
Я дам его для гостя дорогого»!
Но думал сам: «Лишь уходи скорей»!
А вслух сказал: «Но есть одно условье:
от женщин воздержаться в эти дни».
Давид сказал: «Ни женщин нет, ни крови
В дороге мы три дня уже одни.
Сосуды наших отроков чисты –
хлеб, не колеблясь выдать можешь ты.

И если будет нечиста дорога,
останется в сосудах чистым хлеб.
Напрасны все сомненья и тревоги –
Ты знаешь правду и душой не слеп»
Тогда отринув все свои сомненья,
Ахимелех Давиду предложил
пять освящённых хлебов предложенья 2
и из дому Давида проводил.
«А нет ли у тебя, – спросил Давид, –
меча, что от врагов нас защитит?
.
Я в спешке дома острый меч оставил,
когда по приказанию царя
в места иные ночью путь направил,
Увидел всё, когда взошла заря».
«Есть лишь один, давно тебе известный, –
сказал Авимелех, – тяжёлый меч.
Ты им тогда, в ущелье дуба тесном
сумел гиганту голову отсечь.
С ним Голиаф из Гефа воевал.
Хочу, чтоб ты теперь его забрал».

Давид сказал: «Меча не знаю лучше!
Послужит правде этот острый меч.
Как солнце он разгонит злые тучи,
и головы врагов снесёт он с плеч».
И вышел он из Номвы на просторы
Спасаясь от Саула, поспешил

в Геф, к Анхусу, через леса и горы,
где Голиаф ещё недавно жил.
Всё дело в том, что в Номве в этот день
был некто Доик, от Саула тень.

Пред Господом в тот день он находился.
Сауловым стадам он вёл учёт.
Увидев, что Давид сюда явился,
немедля до Саула доведёт.
И к Гефскому царю пришёл гонимый,
но узнан был он слугами царя.
«Не тот ли он, Саулов зять любимый,
не про него ли в песнях говорят:
«Саул в походах тысячи разит.
Десятки тысяч поразил Давид»?

Давид, услышав это, испугался.
Пред ними исказив своё лицо,
больным он и безумным притворялся,
пришельцем из пустыни и лесов.
И Анхус молвил: «Это сумасшедший!
Зачем вы привели его ко мне?
У нас своих хватает, а пришедший
пусть остаётся где-то в стороне.
Пред нами он юродствует притом.
Неужто я впущу его в свой дом»? 3
**********************
1. Номва - к северо-востоку от Иерусалима. Можно полагать, что здесь находилась в настоящее время скиния Господня.
2. Простого хлеба, однако, у священника не было – только священные хлебы предложения (Исх. 25:30), которые как бы теряли свою святость после того, как их заменяли свежеиспеченными хлебами (1Цар. 21:6; ср. Лев. 24:5-9). Эти хлебы можно было есть, как об этом скажет позднее Сам Иисус (Мат. 12:3-4). Но обычно их ели священники и члены их семей, а если кто из «посторонних», то уж, конечно, не оскверненные церемониально. То, что Давид и бывшие с ним воины ели хлебы, взятые в святилище, – пример «уступки», предусмотренной законом; обоснование такого рода уступки в том, что жизнь – более священна нежели жертва (см. Мат. 12:7-8).
3. Будучи узнан филистимлянами, Давид, чтобы спасти себе жизнь, притворился безумным (ст. 11-13). В древнем мире психически больных людей считали вместилищем злых духов и предпочитали не трогать их, дабы не навлечь на себя гнева «богов».

посмотреть комментарии » (0)
Количество просмотров: 1127

Автор проекта: Ирина Филатова
Главный редактор: Элла Тахтерина