Идет загрузка...
Глоссарий Ссылки


посмотреть комментарии » (2)
Первая Книга Царств, глава двадцатая

Давид и Ионафан заключили завет дружбы для себя и потомства своего навеки; Саул упрекает Ионафана за его любовь к Давиду; Ионафан извещает Давида об опасности для его жизни.

Давид Наваф покинул утром рано,
когда Саул там гимны распевал,
и в Гиву поспешил, к Ионафану.
«Чем согрешил я? – другу он сказал. –
Чем пред отцом твоим я провинился,
что хочет смерти он душе моей?
Не тем ли, что в сраженьях отличился
и жизнью рисковал не раз своей»?
«О.нет! – Ионафан ему сказал, –
когда бы было так, то я бы знал!

Ни малых дел, ни замысла большого
отец не делал, не сказавши мне.
О, нет! Не будет ничего плохого!
Меня б он не оставил в стороне»!
Давид ему в ответ: «Отец твой знает,
что я благоволение нашёл
в глазах твоих. И просто не желает
чтоб ты слезами горя изошёл.
Ты твёрдо знаешь: я царю не враг.
Но между мной и смертью только шаг»!

Спросил Ионафан: «Чего желает
душа твоя? Всё сделаю сполна»
Давид ответил: «В доме каждый знает,
что завтра праздник – новая луна.
А в новомесячье сидеть я должен.
с отцом твоим за праздничным столом.
Ты отпусти меня. Тогда мы сможем
узнать всю правду и решать потом.
Я скроюсь в поле на три долгих дня.
Услышишь, что он скажет про меня.

Когда он спросит, должен ты ответить,
что в Вифлеем Давида отпустил.
Мол, всё своё родство он должен встретить
и отпустить для встречи попросил.
И если «хорошо» на это скажет,
то мир и радость твоему рабу.
А если разъярится в гневном раже,
то знай, что царь решил мою судьбу.
Задумал злое, хочет погубить.
А это значит – мне при нём не жить.

И ты, Ионафан, мне сделай милость.
В завет Господень принял ты меня.
Но коль на мне теперь вина открылась,
то умертви раба средь бела дня».
Ионафан ответил: «Нет, с тобою
такого не свершится никогда.
Неужто я, узнав, что дело злое
отец задумал, что грозит беда,
тебя о том тотчас не извещу?
Да я себе такого не прощу»!

«Кто известит меня, когда сурово
отец ответит, сидя за столом,
услышав о моём уходе слово,
и снова станет гневаться потом»?
Сказал Ионафан: «Идём на волю.
Чтоб нашу речь никто не услыхал».

И оба мужа тут же вышли в поле.
Давиду так Ионафан сказал:
«Всё видит Бог! Я верен до конца.
И выпытаю правду у отца.

И, если царь к Давиду благосклонен,
и я тебе о том не сообщу,
пусть Бог меня накажет неуклонно,
себе я промедленья не прощу.
А, если царь замыслил сделать злое,
тогда я с миром отпущу тебя.
И да пребудет наш Господь с тобою.
Иди один и береги себя.
Известие получишь от меня.
И терпеливо жди его три дня.

Но ты и мне воздай Господню милость
в том случае, когда останусь жив.
Не отними её, чтоб не случилось.
Умру – мой дом заботой окружи».
Так царский сын вошёл в завет с Давидом
«Да взыщет Бог с Давидовых врагов!
сказал Ионафан, – Он правду видит!
Ни клятв не нужно Господу, ни слов!
На третий день вечернею порой
известий жди у камня за горой.

Я выйду пострелять из лука в поле.
И, будто в цель, отправлю три стрелы.
И отрока возьму с собой на волю.
Ему я стану громко говорить:
«Пойди, скажу, – найди мои ты стрелы.
Возьми их. Позади они тебя.

И это значит – возвращайся смело –
Царь ждёт, о всём содеянном скорбя.
Он злобы в сердце больше не таит
и ждёт, когда вернётся зять Давид.

Но, если отроку я громко крикну:
«Вот стрелы впереди тебя легли!
То это значит – можешь ты погибнуть,
и должен скрыться от царя вдали.
Тому, о чём с тобой мы говорили,
Господь свидетель. Он ведь слышит всё.
Завет меж нами вечно будет в силе,
Тепло не потеряет он своё».
На том ушёл Давид в леса от бед.
И вскоре царь уселся за обед.

Там были Авенир с Ионафаном,
но не было Давида за столом.
Саул смолчал. Ни поздно и не рано
ни слова он не вымолвил о нём.
Подумал, что наверно не успел он
очистится, и был ещё нечист.
Но в день второй в нём злоба закипела.
Обычно молчаливый, стал речист:
«Где Иессеев сын? Его здесь нет!
Он пропустил второй уже обед!

Скажи Ионафан, куда он скрылся?
День новомесячья не для него?
Вчера исчез, сегодня не явился, –
пытал Саул у сына своего.
Ионафан Саулу так ответил:
«Отец, он отпросился в Вифлеем.

чтоб дома, вместе с братьями отметить
семейный праздник. У него их семь.
Он повидаться с братьями хотел
и возвратиться для военных дел».

Саул, услышав это, рассердился.
И в бешенстве он сыну закричал:
«Негодный сын! Я знаю, подружился
и сыну Иессееву отдал
свою ты душу, неслух непокорный,
на срам себе и матери твоей.
И правде не внимаешь ты упорно.
Но знает правду всякий из людей:
покуда ходит по земле Давид,
ни ты, ни царский дом не устоит»!

И приказал он привести Давида.
«Сын Иессеев обречён на смерть! –
Саул промолвил не таясь, открыто, –
Сын Иессеев должен умереть»!
Ионафан спросил: «Но, что он сделал?
За что его ты хочешь умертвить»?
Тогда Саул вскочил и оголтело
метнул копьё, чтоб сына поразить.
Ионафан ушёл, невзвидя свет.
И понял: «Всё, теперь спасенья нет»!

Наутро он собравшись, вышел в поле.
И лук и стрелы, малый отрок с ним.
Здесь в это время ждёт Давид на воле
за камнем Азель, так любимом им..
«Беги вперёд и находи мне стрелы, –
Ионафан помощнику велел.

И за стрелой стрелу рукой умелой
пускал вперёд, чтоб отрок не поспел.
И он кричал, страдая и любя:
«Стрела упала впереди тебя»!

И вновь, и вновь стрелял он вдаль из лука.
И всё кричал, что стрелы впереди.
И думал, что с Давидом ждёт разлука,
что очень скоро будет друг в пути.
Оруженосец юный господину
собрал все стрелы и к нему принёс.
Не ведал он стрельбы такой причину.
Царевичу служил как верный пёс.
И лук и стрелы тот ему отдал
и с ним оружье в город отослал.

Давид тотчас же вышел из укрытья,
пред сыном царским он на землю пал.
Ионафан Давиду, как в забытье,
слова прощанья горестно сказал:
«Господь да будет вечно между нами
и между нашим семенем в веках»!
Последний раз обнялись со слезами.
«Теперь иди. Дорога нелегка, –
сказал Ионафан, – за всё прости».
И разошлись надолго их пути.

посмотреть комментарии » (2)
Количество просмотров: 1049

Автор проекта: Ирина Филатова
Главный редактор: Элла Тахтерина