Идет загрузка...
Глоссарий Ссылки


посмотреть комментарии » (0)
Первая Книга Царств, глава семьнадцатая

Голиаф из Гефа, единоборец стана Филистимского; Он , поносит Израиля и Бога Израилева; Давид приносит дар братьям своим в лагерь Израиля и слышит насмешки Голиафа; Он убеждает Саула позволить ему выйти против Голиафа; Он пошёл на Голиафа с пращей, поразил его камнем и отрубил ему голову; Израиль погнался за Филистимлянами до их городов.

И вышли на войну Филистимляне.
И у Сокхофа развернули стан. 1
А под горой, в долине – поле брани,
где мыслят разгромить Израильтян.
А на другой горе долины дуба 2
Саул свои войска расположил.
Но знают все, что в бой бросаться глупо –
что для победы не хватает сил.
И день за днём в горах стоят войска.
Луна и солнце смотрят свысока.

И от врагов сошёл в долину грозный
единоборец – мощный Голиаф,
из Гефа родом, под три метра ростом,
могучий, как безжалостный удав.
На голове сияет шлем пернатый,
четыре пуда вес его брони.
Сверкает чешуя на медных латах
а на щите зеркальные огни.
Железное копьё несёт он сам.
А вес копья - под сотню килограмм.

Оруженосец перед ним шагает.
и снаряженье ратное несёт.
И Голиаф к Израилю взывает –
на смертный бой противника зовёт.
«Зачем, скажите, воевать вы вышли?
Я воин Филистимский! Ну, а вы?
Кто вы, я вам скажу без слов излишних –
трусливые Сауловы рабы!
Ведите же себя, как на войне!
Пусть кто-нибудь из вас сойдёт ко мне!

И, если он убьёт меня в сраженье,
то мы рабы Израиля навек!
Моя победа – ваше пораженье,
и мой народ отпразднует успех!
И станете вы нашими рабами,
и будете усердно нам служить.
Сегодня я один расправлюсь с вами
и научу свободой дорожить!
Давайте человека мне на бой,
и пусть решится всё в борьбе со мной»!

И царь Саул и все Израильтяне,
услышав эти грозные слова,
что наглостью своею сердце ранят,
пришли в унынье. Ведь не зря молва
дошла до них о мощи Голиафа,
о дикой силе страшного копья.
Страшит бойцов гиганта злая слава
И жизнь им дорога ещё своя.
Язычник грозный в наглости своей
Израиль клял в долине сорок дней.

В войсках Саула дети Иессея –
три старших сына были на войне.
Пятёрку младших Иессей, жалея
пока решил оставить в стороне.
А Елиав, Аминадав и Самма
царю служили и земле родной.
Но, ни один из них, достойный самый,
не смел вступить с врагом в смертельный бой.
И не имел таких Израиль сил –
бойца, чтоб Голиафа поразил.

А младший сын Давид теперь был дома.
К отцу он от Саула возвращён.
Он пас овец в местах ему знакомых,
а царский двор давно покинул он. 3
Вот Иессей призвал к себе Давида
и говорит: «Хочу тебя послать
сейчас в военный стан, и там открыто
хлеба и зёрна братьям передать.
Ещё сыры с собою захвати –
начальника сырами угости.

О нуждах братьев и об их здоровье
узнай и всё подробно расспроси».
Давид овец оставил поголовье
и ранним утром с грузом был в пути.
К полудню подошёл Давид к обозу.
На склоне бодро строились войска,
готовясь отразить врагов угрозы.
Все знали, битва будет нелегка.
И над долиной, на горе крутой
Войска застыли – перед строем – строй.

Давид сложил в обозе груз домашний,
на сохраненье сторожу вручил,
а сам в ряды - узнать о самом важном,
родных проведать братьев поспешил.
Он с ними говорил, когда в долину
сошел, грозя языческий гигант.
Давид увидел мерзкую картину,
услышал оскорбительный накат.
Увидел страх в сердцах Израильтян,
накрывший войско, как густой туман.

И вопросил Давид у близстоящих:
«Что будет в царстве сделано тому,
кто эту гору чешуи блестящей
поучит уваженью и уму?
Кто снимет поношение с народа,
тому, кто это чудище убьёт,
которое под оком небосвода
хулит живого Бога и народ?
Да кто он – необрезанный злодей,
чтоб так позорить Бога и людей»?

Ему сказали: «Если кто погубит
единоборца мощного сего,
того Саул, как родича полюбит –
он дочь родную выдаст за того,
великим наградит его богатством,
от податей избавит отчий дом.
И знатным человеком станет в царстве.
И весь Израиль будет за него.
Но среди нас не сыщешь, видит Бог,
бойца, который с ним сразиться б мог».

А старший брат Давида рассердился,
когда услышал, что он говорит:
«Ты, вообще, зачем здесь очутился?
Сражения тебя прельщает вид?
Ты на кого овец немногих наших
оставил, в диких пустошах пастись?
Высокомерно говоришь при старших,
домой, я вижу, вовсе не спешишь»! 4
«Что сердишься? – Давид ему сказал, –
И говорить нельзя мне, Елиав»?

И продолжал он говорить с другими.
Звучали те же горькие слова.
Они язвили чувствами своими.
Их до Саула донесла молва.
И вот Давид стоит перед Саулом
и говорит царю: «Оставь печаль!
И, как бы жизнь Израиль наш не гнула,
Господь ведёт в сияющую даль.
Твой раб тотчас на смертный бой пойдёт.
Даст Бог – Филистимлянина убьёт»!

Саул сказал: « Не можешь ты сражаться!
Он воин с юных лет, а ты юнец.
За сотню Голиаф умеет драться.
К нему лишь выйдешь – тут тебе конец»! 5
Но, усмехнувшись, так Давид ответил:
«Твой раб овец отцовых в поле пас.
То приходил медведь, то льва я встретил.
Они овец таскали. И не раз
твой раб зверей могучих догонял.
из пасти их добычу отнимал.

Но если лев тот на меня бросался
то я его за космы крепко брал
И, как бы он мне не сопротивлялся,
я вора беспощадно убивал.
Со львом твой раб справлялся, и с медведем,
и с этим необрезанным сражусь.
Позорной смертью за слова ответит,
что здесь орал – такого не прощу!
Живого Бога воинство он клял!
Убью его, чтоб мир об этом знал»!

«Иди, – сказал Саул, – Господь с тобою.
Свои одежды юноше он дал,
надел броню и собственной рукою
свой медный шлем надел и повязал.
Мечом поверх одежды опоясан,
пытался бодро двигаться Давид.
Но без привычки, словно сетью связан,
отвергнул он парадный этот вид.
Взял посох в руки, всё свой надел,
с собой и сумку взять он захотел.

Сошёл к ручью, в долине под горою.
Взял из ручья тяжёлых пять камней,
сложил их в сумку твёрдою рукою
и выступил на бой с пращой своей.
Филистимлянин ждал с оруженосцем.
Врага увидев, двинулся вперёд.
Броня сияет. Шлем горит, как солнце.
Над головой копьём своим трясёт.
И видит Голиаф: пред ним Давид –
красив лицом, не богатырь на вид.

И говорит он юноше с презреньем:
«Зачем ты с палкой на меня идёшь?
От страха потерял соображенье?
Неужто на собаку я похож?
Да будь ты проклят именем Ваала!
А ну, ко мне поближе подойди,
чтоб мощь моя на клочья разодрала
и выдернула сердце из груди!
Твоё я тело жалкое отдам
небесным птицам, полевым зверям»!

Давид Филистимлянину ответил:
«Идёшь ты на меня с копьём, с мечом,
вооруженный всем, что есть на свете,
бахвалишься военным ремеслом.
А я иду на бой во имя Бога,
Хранителя Израильских воинств.
Ты поносил их, и твоя дорога
теперь пойдёт под гору – круто вниз.
Тебя убью я. Голову сниму,
не уступлю победы никому.

А войска Филистимского останки
отдам небесным птицам и зверям.
И вся земля узнает спозаранку –
Всё Бог Израиля решает Сам!
Весь этот сонм немедленно узнает,
что не мечом кровавым, не копьём
Господь наш Бог карает и спасает
в немыслимом могуществе своём.
Здесь Господа война. Он не предаст.
Врагов Господних в руки нам отдаст»!

А Голиаф, как туча надвигался,
и хохотал он над Давида речью.
Султан над шлемом гордо развевался.
Давид немедля побежал навстречу.
Достал он из пастушьей сумки камень,
и вот праща на солнце засияла,
как круг сплошной в бегущей белой раме,
как шмель сердитый грозно зажужжала.
Удар! И, пошатнувшись, словно пьян,
на землю рухнул грозный великан.

Вонзился камень в лоб его надменный.
А у Давида не было меча.
Но он свою угрозу непременно
исполнить должен. Тотчас сгоряча
он вынул меч из ножен великана,
и голову воителя отсёк.
Давид и Голиаф

Филистимляне из рядов и стана
все в ужасе пустились наутёк.
Израиль, Иудейские сыны
воскликнули: «Враги обречены»!

Когда Давид на бой в долину вышел,
Саул спросил: «Скажите, чей он сын»?
Его вопрос начальник войска слышал.
Но сам не знал, других же не спросил.
Когда Давид из боя возвратился,
привёл его к Саулу Авенир.
И с Голиафа головой явился
Давид к Саулу – от войны на пир.
«Чей сын ты, юноша, – Саул спросил.
Про чудо-гусли он давно забыл.

«Отец мой Иессей из Вифлеема,
покорный раб твой, – отвечал Давид.
И братья здесь мои всё это время.
Отец по нас скучает и грустит».
И гнали в эти дни Израильтяне
до Аккарона всех Филистимлян.
Побили многих: кто убит, кто ранен…
Затем вернулись в Филистимский стан
Разрушили, разграбили его,
бродягам не оставив ничего.

Давид же с головою Голиафа
пошёл по тропам в Иерусалим…
****************************
1.Сокхоф и Азек - города к юго-западу от Иерусалима.
2.Долина дуба - плодородная долина Вади-эс-Самт (новоевр. Хаэла). Д.Д., начинающаяся от Ливны, была единств. местом на зап. границе Иудеи, через которое филистимляне проникали в эту страну. В верхней своей части Д.Д. была заперта крепостью Беф-Цур (Веф-Цур).
3.Надобность в игре Давида временно прекратилась: война поглотила собой внимание и чувства Саула и тем предохраняла его от острых вспышек меланхолии.
4.Очевидно, первенец Иессея Елиав не мог простить своему младшему брату того предпочтения, которое было оказано этому брату пророком Божиим Самуилом
5."Давид был тогда юношей 15 или 16 лет, так как умер 75-ти лет, царствовал 40; почему, когда был убит Саул, имел 30 лет. А пред сим было сказано, что Саул, после двухлетнего царствования, лишился божественной благодати и потому все прочее время провел, враждуя на Давида" (Блаж. Феодорит, толк. на 1 Цар, вопр. 41).

посмотреть комментарии » (0)
Количество просмотров: 997

Автор проекта: Ирина Филатова
Главный редактор: Элла Тахтерина