Идет загрузка...

Каталог книг


Глоссарий Ссылки


Гарбар Давид . Юдифь (Иудифь, Иехудит)




Наверное, это одна из самых известных, самых популярных и самых мифологизированных героинь Танаха (Библии). Вот что пишет о ней Электронная еврейская энциклопедия: «ЮДИ́ФЬ (יְהוּדִית, Иехудит), главное действующее лицо повествовательного сочинения эпохи Второго храма, входящего в Септуагинту и в канонический текст католической и православной Библии. Согласно повествованию книги Юдифь, после победы над мидийским царем Арфаксадом правивший в Ниневии ассирийский царь Навуходоносор послал своего военачальника Олоферна (Холоферна) на завоевание стран от Персии на востоке до Сидона и Тира на западе. Когда Олоферн достиг Эздрелонской долины, он обнаружил, что по распоряжению иерусалимского первосвященника узкий проход, ведший в Иудею и к Иерусалиму, перекрыли евреи, жившие в близлежащих укрепленных городах Бетулия и Бетоместаим… Олоферн… осадил город (Бетулию, Ветилую). Через месяц, когда в городе кончилась вода и городские старейшины уже решили открыть врагу ворота, перед ними предстала Юдифь, — отличавшаяся своей праведностью и богатством молодая и красивая вдова, происходившая из колена Шим‘она. С разрешения городских старейшин она отправилась в лагерь Олоферна. Он был пленен ее умом и красотой и пригласил ее на трапезу. Когда опьяневший Олоферн заснул, Юдифь отрезала ему голову его же кинжалом и, поручив нести ее своей служанке, вернулась в город. Оставшиеся без полководца ассирийцы в панике бежали.
История содержит множество неясностей. Излагаемые в ней события приурочены ко времени возвращения из пленения вавилонского, когда уже не существовало ни Мидии, ни Ассирии. Некоторые исследователи полагают, что повествование представляет собой поэтический вымысел времен Хасмонеев, в то время как историческое ядро событий относится ко времени персидского царя Артаксеркса III, когда в 352 г. до н. э. каппадокийский правитель Холоферн воевал с египтянами (Диоген Сицилийский 17:6). Однако это предположение наталкивается на ряд трудностей: книга не обнаруживает греческих влияний, а рисуемая в ней географическая и этническая картина не соответствует такой датировке. С другой стороны, упоминаемые в книге имена (Холоферн, Багоаз), равно как и ряд других элементов повествования (персидский царь как «царь всей земли», «выдача земли и воды» как знак капитуляции, «акинаке» — кинжал, «Бог небес» как обозначение Бога Израиля), — определенно персидские. На этом основании исследователи высказали предположение, что хотя историческим фоном повествования служит война персидского царя Дария I против мидийского правителя Фраорта в период упоминаемого в книге возвращения вавилонских изгнанников, книга была составлена в конце персидской эпохи, в годы великого восстания (362 г. до н. э.), разразившегося в царствование Артаксеркса II, которое распространилось и на Эрец-Исраэль…
С очень давнего времени образ Юдифи стал излюбленной темой писателей и художников. Два из наиболее ранних литературных произведений о Юдифи — английская и немецкая поэмы 13 в. Одна из наиболее ранних пьес — драма о Юдифи и Олоферне, поставленная в 1489 г. в городе Песаро (Италия) местной еврейской общиной. С начала 16 в. образ Юдифи приобрел особую популярность в протестантских кругах, интерпретировавших историю Юдифи как аллегорию победы праведности над пороком. М. Лютер, видевший в Ветхом Завете благодарный материал для драматурга, особо рекомендовал историю Юдифи в качестве сюжета для трагедии. В эпоху Ренессанса образ Юдифи был источником вдохновения для многих поэтов и драматургов: религиозная эпическая поэма «Юдита» хорватского гуманиста Марко Марулича (1521), пьеса «Юдит» немецкого драматурга Сикстуса Брика (1532) и поэма «Юдит» немецкого мейстерзингера Ганса Сакса (1551). В Италии, где книга Юдифь интерпретировалась в ортодоксально католическом духе, Лука (Джиарафелло) де Калерио написал драму «Юдифь и Олоферн»(1540), а Дж. Франческо Альберти — трагедию «Олоферн» (1594). Образ Юдифи сохранил свою популярность в 17–19 вв. В 1674 г. пьеса «Юдифь» (в семи актах) была одной из первых пьес на библейскую тему, поставленных в Москве. В том же году в Амстердаме вышло в свет анонимное сочинение на иврите «Сефер Иехудит ве-сефер Иехуда ха-Маккаби» («Книга Юдифь и книга Иехуды Маккавея»). В 19 в. увидели свет два произведения на тему Юдифи на еврейско-итальянском языке: поэма Луиджи Дуклу «Ла Бетулиа либерата» («Освобожденная Бетулия», 1832) и «Джудитта» Натале Фальчини (1862). В 1841 г. увидела свет пьеса немецкого драматурга Ф. Геббеля «Юдит». В 20 в. немецкий писатель-экспрессионист Г. Кайзер предложил комическую интерпретацию истории о Юдифи в своей комедии «Еврейская вдова» (1911). Модернистское толкование истории Юдифи содержится в пьесе Т. С. Мура «Джудит» (1911; первая постановка в 1916 г.), где героиня, прежде чем убить тирана, становится его любовницей. Лассель Аберкромби использовала образ Юдифи для выражения идеалов суфражистского движения (1912). Среди вдохновленных книгой Юдифь произведений, увидевших свет в период между двумя мировыми войнами, — «Джудит» Г. Бернштейна (1922), «Юдифь, героиня Израиля» Б. Понхолцера (1927), «Джудитта» Р. Морица (1938) и «Жюдит» Ж. Жироду (1931).
Юдифь была излюбленным образом также и в европейской живописи. В средневековом христианстве история об обезглавливании Олоферна трактовалась как символизирующая торжество Девы над дьяволом и как победа чистоты и смирения над похотью и гордыней. Юдифь обычно изображалась с мечом в правой руке и головой Олоферна в левой или опускающей голову Олоферна в корзину, которую держит служанка. Собака, символ преданности, часто сопровождает Юдифь. На ренессансных и более поздних полотнах Юдифь иногда изображена обнаженной. Один из ранних циклов, иллюстрирующих повествование, — миниатюры, украшающие Библию Сан Паоло фуори ле Мура (Рим, 9 в.). Несколько эпизодов из истории о Юдифи украшают северный портал собора в французском городе Шартр (13 в.) и церковь Ла Сент Шапель в Париже (13 в.). Различным эпизодам из сюжета о Юдифи посвятили в 15–16 вв. несколько картин А. Мантеньи, Л. Кранах и С. Боттичелли; образы Юдифи и ее служанки находятся среди живописных фигур на расписанном Микеланджело потолке Сикстинской капеллы в Ватикане. Образ Юдифи вдохновил полотна Джорджоне, П. Веронезе, Тинторетто, Караваджо и П. П. Рубенса.
В еврейской музыкальной традиции история Юдифи отражена в пении в хануккальную субботу пиюта «Ми камоха аддир айом ве-нора» («Кто, как не Ты, велик непревзойденным величием»), — обычай, сохранившийся и поныне в некоторых общинах. В католической литургии «Кантик Юдифи» («Химнус кантемус Домино», Юдифь 16:15–21) исполняется в ходе вечернего богослужения в среду. Среди музыкальных сочинений на тему книги Юдифь следует упомянуть произведения К. Ферстера (оратория, 1667), А. Драги (оратория, 1668–69), Дж. П. Колонны (оратория, 1690), А. Скарлатти (оратория, 1695), М.-А. Шарпонтье (оратория, около 1700 г.), А. Вивальди (оратория, 1716), В. де Феша (оратория, 1733), Г. Ройтера (оратория, 1734), И. А. Зелинки (мелодрама, 1741), Н. Джомелли (оратория, 1743), А. Бернаскони (1754), Дж. Б. Мартини (два канона, 1757), И. Холцбауэра (1760), Дж. К. Смита (оратория, 1760), Т. О. Арне (оратория, 1761), Д. Чимарозы («Священная опера», 1770), Ф. Гасманна (оратория, 1771), В.-А. Моцарта (оратория, 1771), Л. ван Бетховена (три канона, 1823), С. Леви (опера, 1844), Александры Серовой (опера, 1863), А. Ф. Допплера (опера, 1870), Ш. Лефевра (опера, 1879), Г. Пэрри (оратория, 1888), М. Эттингера (опера, 1920), Г. Гарда (опера на иврите; опубликована лишь частично, 1931 и 1939), М. Сетера (балет «Легенда о Юдифи», 1963)».
В русской литературе существует тоже несколько работ, посвящённых теме Юдифь и Олоферн. И среди них замечательная поэма Льва Мея «Юдифь».
Такова краткая история легенды о Юдифи и Олоферне. Но есть и некое современное продолжение этого мифа. Вот как заканчивает свою версию легенды о Юдифи и Олоферне современный автор Ольга Воронцова на страницах сайта «Проза.ру»: «Юдифь прожила до глубокой старости и умерла в возрасте ста пяти лет, окруженная всеобщим вниманием и любовью. Никогда больше она никого не любила и ни разу не подумала о замужестве. Но спустя девять месяцев после освобождения Вефулии у нее родился сын, ставший самым сильным и самым красивым воином своего отечества. У него в свою очередь родилось трое сыновей, а после, у каждого – по сыну. И вот, наконец, у Юдифи появилась долгожданная внучка. Когда она подросла, расцвела, как майский цветок, и впервые полюбила, бабка и поведала ей трагическую и вместе с тем прекрасную историю своей любви. И эта печальная правда тонкой струйкой влилась и затерялась в океане проникнутых пафосом легенд, восхваляющих великое прошлое угнетенного народа и его незабвенную героиню, которая была, в самом деле, исключительной женщиной, но, кроме того, она была просто женщиной – с горячим и любящим сердцем, с мечтой о простом человеческом счастье, которое принесла в жертву своему народу». Таково продолжение легенды.
А вот, что «рассказала» мне «сама» Юдифь:

« Вернуться к списку статей
Посмотреть комментарии » (0)
Автор проекта: Ирина Филатова
Главный редактор: Элла Тахтерина