Идет загрузка...

Каталог книг


Глоссарий Ссылки


Гарбар Давид . «Ты согрешил, мой царь, ты дважды согрешил», или Пророк Нафан и царь Давид


Вместо Вступления
Не помню уже, во второй или в третий приезд в Израиль во время очередной экскурсии, проезжая где-то в окрестносях Иерусалима, я услыхал, как молодой и очень экспрессивный экскурсовод вдруг закричал: «Смотрите, смотрите, вот тот дом, с крыши которого царь Давид впервые увидел Вирсавию!» Все повернулись к окнам – «смотреть». Но автобус уже проехал и «тот дом», и десятки других... И такова была атмосфера в автобусе, такова была аура этой удивительной страны, что никому и в голову не пришло усомниться в том, что это именно «тот дом». Экскурсия закончилась, а чудесная легенда осталась. Осталась в памяти, в душе.
Я давно распрощался с циклом «Библейские герои», потом был цикл «Библейские пророки», потом Коэлет / Экклезиаст, потом величайшее творение еврейской истории и поэзии Тегилим / Псалтирь. Потом, потом... Но, видимо, магия этой великой Книги такова, что я снова и снова возвращаюсь к ней, к её образам, к описываемым в ней коллизиям. Вот и сейчас: царь Давид и Вирсавия (Вирсува, Батшева), царь Давид и Урия, царь Давид и пророк Нафан (Натан).
Страсть и преступление, рыцарство и предательство, преступление и наказание, долг и власть, страх и смелость... И всё в двух неполных главах (11 и 12) «Второй Книги царств», всего неполных две страницы... Но давайте перейдём к самой истории.
.......................................
Вот как излагает её «Вторая Книга царств»:
«Через год, в то время, когда выходят цари в походы, Давид послал Иоава и слуг своих с ним и всех Израильтян; и они поразили Аммонитян и осадили Равву; Давид же оставался в Иерусалиме. Однажды под вечер Давид, встав с постели, прогуливался на кровле царского дома и увидел с кровли купающуюся женщину; а та женщина была очень красива. И послал Давид разведать, кто эта женщина? И сказали ему: это Вирсавия, дочь Елиама, жена Урии Хеттеянина. Давид послал слуг взять её; и она пришла к нему, и он спал с нею. Когда же она очистилась от нечистоты своей, возвратилась в дом свой. Женщина эта сделалась беременною и послала известить Давида, говоря: я беременна. И послал Давид, сказать Иоаву: пришли ко мне Урию Хеттеянина. И послал Иоав Урию к Давиду. И пришёл к нему Урия, и расспросил его Давид о положении Иоава и о положении народа, и о ходе войны. И сказал Давид Урии: иди домой и омой ноги свои» (2 кн. Ц. 11:1-8).
Оставим на минуту Урию и Давида, и попробуем разобраться в ситуации.
Царь Давид соблазнил жену своего воина. Ситуация житейская. Если не считать, что воин находится в составе действующей армии. Даже для царя Давида известие об этом представляет опасность, ибо таким своим поступком он оскорбляет всю армию. И чтобы скрыть грех, он, царь Давид велит своему главнокомандующему Иоаву прислать к нему мужа Вирсавии с тем, чтобы та после ночи, проведенной с мужем, могла объяснить свою беременность.
«Но Урия спал у ворот царского дома со всеми слугами своего господина, и не пошёл в свой дом. И донесли Давиду, говоря: не пошёл Урия в дом свой. И сказал Давид Урии: вот, ты пришёл с дороги, отчего же не пошёл ты в дом свой? И сказал Урия Давиду: ковчег и Израиль и Иуда находятся в шатрах, и господин мой Иоав и рабы господина моего пребывают в поле, а я вошёл бы в дом свой есть и пить и спать со своею женою! Клянусь твоею жизнью и жизнью души твоей, этого я не сделаю».(2 кн. Ц. 11:8-11). Страшные слова в контексте случившегося: простой воин оказывается благороднее своего царя! И царь решает сделать ещё одну попытку: «И сказал Давид Урии: останься здесь и на этот день, а завтра я отпущу тебя. И остался Урия в Иерусалиме на этот день до завтра. И пригласил его Давид, и ел Урия пред ним и пил, и напоил его Давид. Но вечером Урия пошёл спать на постель свою с рабами господина своего, а в свой дом не пошёл» (2 кн. Ц. 11:12-13). Нет, беспощадной бывает эта великая Книга, беспощадной в своём обличителном пафосе, в своей безыскусной правде, правде жизни!
Итак, Урия «в свой дом не пошёл», не стал «спать со своею женою». И тем самым подписал себе смертный приговор. Библия продолжает: «Поутру Давид написал письмо к Иоаву и послал его с Уриею. В письме он написал так: поставьте Урию там, где будет самое сильное сражение, и отступите от него, чтоб он был поражён и умер» (2 кн. Ц. 11:14-15).
Итак, к греху соблазнения, прелюбодеяния, обмана Давид добавил ещё и грех предательства, грех убийства. Что может быть страшнее. И Библия свидетельствует о неотвратимости наказания, неотвратимости даже в том случае, когда объектом наказания является любимец народа, его кумир, «сладкогласый певец», «победитель Голиафа» царь Давид.
И сказать ему, царю Давиду о Б-жем гневе, о неотвратимости наказания должен пророк Нафан.
А кто же ещё, если не пророк. Такова его миссия, такова его судьба. И пророк идёт к царю.
Надо сказать, что говорить правду, горькую и страшную правду в глаза власть имущим всегда было опасно. Было это опасно и в те далёкие годы. Правда, времена Манассии, когда за пререкания с царём «большой пророк», великий Исайя был «распилен деревянной пилой» между «кедровыми досками», такие времена еще не наступили. Но и времена царя Давида были уже, отнюдь, не вегетарианскими. Чего стоит один только пример с первосвященником Авиафаром, уличённым в заговоре Адонии и отправленным в ссылку всё тем же царём Давидом. Так что пророку Нафану было о чём задуматься. И, тем не менее,.. И опять слово Библии: «И послал Господь Нафана к Давиду, и тот пришёл к нему и сказал ему: в одном городе были два человека, один богатый, а другой бедный;..» (2 кн. Ц. 12:1). И далее Нафан расказывает царю притчу о том, как богач отнимает у бедняка его единственное достояние – овечку, отнимает, чтобы приготовить «обед для странника», отнимает, хотя у самого «было много мелкого и крупного скота. А у бедного ничего, кроме одной овечки, которую он купил маленькую и выкормил, и она выросла у него вместе с детьми его; от хлеба его она ела, и из его чаши пила, и на груди у него спала, и была для него, как дочь;..» (2 кн. Ц. 12:2-3). И вот эту единственную овечку богач отнимает у бедняка, велит её зарезать и приготовить «обед». И когда царь возмущается поведением богача и говорит: «жив Господь! Достоин смерти человек, сделавший это», пророк бросает ему горькие слова: «ты – тот человек!» (2 кн. Ц. 12: 5,7).
И далее пророк от имени Б-га предсказывает царю Давиду предстоящие ему наказания.
И в частности, за убийство Урии Хеттеянина и прелюбодеяние Давида и Вирсавии Б-г отнимет жизнь у родившегося от этой преступной связи младенца. Более того, Б-г устами своего пророка рисует царю страшную картину: «Я воздвигну на тебя зло из дома твоего, и возьму жён твоих пред глазами твоими, и отдам ближнему твоему, и будет он спать с женами твоими пред этим солнцем; Ты сделал тайно, я сделаю это пред всем Израилем и пред солнцем».(2 кн. Ц. 12:11-12). Надо сказать, что так впоследствии и случилось, когда восставший против отца его сын Авессалом после бегства царя Давида из города «вошёл к наложницам отца своего пред глазами всего Израиля»(2 кн. Ц. 16:22). Но эту чашу Давиду ещё предстоит испить. А пока...
А пока ... после смерти младенца Давид и Вирсавия родили ещё одного сына – Соломона.
«И Господь возлюбил его. И послал пророка Нафана, и он нарёк ему имя: Иедидиа по слову Господа» (2 кн. Ц.12:24-25).
В дальнейшем пророк Нафан оставался постоянным сторонником царя Давида и вместе с первосвященником Садоком (Цадоком) много сделал для восшествия на престол второго сына Вирсавии и Давида будущего царя Соломона.
Такова краткая история взаимоотношений пророка Нафана и царя Давида.
........................................

Вместо Заключения
Завершилась история царя Давида и красавицы Вирсавии, царя Давида и воина Урии Хеттеянина, царя Давида и пророка Нафана. Завершилась. А завершилась ли?
Не отклики ли этих событий, этих легенд слышим мы в легендах и мифах Средневековья, в художественных произведениях нашего недавнего прошлого. Например, тот же «юродивыый» и Борис Годунов у А. С. Пушкина... Недавно в переписке со мной один умный и знающий человек высказал мнение о том, что многие произведения литературы и живописи имеют своим началом библейские сюжеты. Конечно, – ответил я, – более того, думаю, что всё искусство иудео-христианской цивилизации «лежит на ладони» этой великой Книги. Мысль, конечно, не новая. И не оригинальная. Но тогда почему же не поверить, что именно «с этой крыши царь Давид впервые увидел красавицу Вирсавию». Конечно, с этой крыши. С этой.
И я думаю, что до тех пор, пока экскурсоводы будут «помнить» с какой именно крыши, а мы будем знать, что и как произошло в те времена, – до тех пор и будет существовать наша иудео-христианская цивилизация.
И ещё: я надеюсь, что до тех пор, пока в нашем народе, хотя бы время от времени, будут появляться пророки, не страшащиеся говорить царям горькие слова правды, до тех пор будет существовать и наш народ, положивший основу этой цивилизации. Будет.

.......................................
А вот как услыхал эту историю я, их поздний и слабый потомок:
читайте в поэтической рубрике Давид Гарбар "Пророк Нафан и царь Давид"

« Вернуться к списку статей
Посмотреть комментарии » (0)
Автор проекта: Ирина Филатова
Главный редактор: Элла Тахтерина